Форум 2D Аниматор
Image


Вернуться   Форум 2D Аниматор > Анимация > Анимация > Статьи об анимации

Важная информация

Ответ
 
Опции темы
Старый 27.10.2012, 18:45   #1
3dbr
Местный
 
Аватар для 3dbr
 
Регистрация: 10.11.2008
Адрес: Донецк
Сообщений: 1,898
Сказал(а) спасибо: 2,725
Поблагодарили 3,951 раз(а) в 1,080 сообщениях
3dbr на пути к лучшему
По умолчанию Константин Бронзит: «Я устал, буду страдать только за себя»

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]


26.10.2012 10:56:26 26 октября 2012 года в Москве открывается «Большой фестиваль мультфильмов», предоставляющий возможность зрителям увидеть множество анимационных работ со всего света. О специфике отечественных и зарубежных картин, о российских традициях, о способах выживания в профессии наш корреспондент Алена Сычева поговорила с одним из самых известных в мире российских режиссеров анимационного кино, номинантом на премию «Оскар», лауреатом ряда престижных кинофестивалей – Константином Бронзитом. Беседа состоялось по окончании международного фестиваля «КРОК», в рамках которого Константин провел обсуждение конкурсных фильмов с участниками смотра, свой мастер-класс, ряд индивидуальных консультаций с молодыми авторами и объявил об окончании педагогической деятельности в Санкт-Петербургском государственном университете кино и телевидения.

Алена Сычева:
Вы – один из самых видных и известных педагогов по режиссуре и созданию анимационного фильма, зав. кафедрой анимации и мультимедиа в Санкт-Петербургском государственном университете кино и телевидения и, действительно, решили уйти?

Константин Бронзит:

Да, мы уходим из университета. Говорю «мы», потому что уходит вся команда, с которой я работал: Дима Высоцкий, Дарина Шмидт и Илья Максимов. Сразу четыре преподавателя покидают Санкт-Петербургский государственный университет кино и телевидения.
Я, правда, на договорной основе преподаю на факультете мультимедиа в Санкт-Петербургском Гуманитарном университете профсоюзов, изредка читаю там лекции по режиссуре. Но основная преподавательская деятельность и мастерская были в университете кино и телевидения, в котором мы провели девять или десять лет. Главная причина нашего ухода в том, что мы устали от отсутствия элементарных условий для преподавания нашей дисциплины.

Алена Сычева:
Вы имеете ввиду техническое оснащение аудиторий? Или чего-то еще не хватает?

Константин Бронзит:

Всего! Условий нет вообще никаких: ни постоянного помещения, ни компьютеров… Иногда аудитория для занятий предоставляется такая, что двенадцать человек сидят на головах друг у друга. Преподаватель Илья Максимов в шутку развесил по аудитории бумажки, на которых был написано «Здесь – съемочный станок», «Здесь – компьютер»: подразумевается, что всё это должно быть, а ничего нет. В университете сменился второй ректор, нам всё время обещали…

Алена Сычева:
Ребятам тяжело учиться…

Константин Бронзит:

Еще бы!

Алена Сычева:
Приходится делать кино дома, «на коленке»…

Константин Бронзит:

Да, но так нельзя. Это высшее учебное заведение! И еще некоторые студенты платят за обучение деньги, причем, бешеные – около 200 000 рублей в год. У меня и у наших преподавателей есть ощущение, что мы занимаемся обманом студентов. Мы когда-то вписались в какой-то общий обман и до последнего дня, улыбаясь, делали вид, что все в порядке.

Алена Сычева:
Вам приходится в основном преподавать теорию, обходя практику?

Константин Бронзит:

Да, проводить что-то типа мастер-классов. Фильмы они делают дома, а параллельно на занятиях мы занимались бесконечным кадрованием, разработками. Я давал им этюд или сцену, которую нужно раскадровать.
Когда мы в начале учебного года положили заявления на стол, руководство, конечно, занервничало. Но, боюсь, у руководства неправильные представления о нашем решении. Они, по-моему, решили, что если предпринять некие действия, дать нам какое-то помещение, какие-то компьютеры, мы успокоимся и останемся. Но дело сегодня уже не в помещении и не в оборудовании, а в пропавшем «сердцебиении». Его уже не вернуть никакими компьютерами.

Алена Сычева:
Получается, что Вы оставляете студентов. На каком курсе они сейчас учатся?

Константин Бронзит:

Мои перешли на второй курс, я отучил их год. У Димы Высоцкого третьекурсники, у Ильи Максимова уже дипломники. Студенты – это отдельная история. Он в каком-то смысле заложники ситуации. У нашего руководства есть классическое заблуждение – педагоги всегда чем-то недовольны и что они побузят-побузят, но никуда не денутся. Студентов-то они не бросят! С таким ощущением, мне кажется, мы все и жили. А выясняется, что нет, бросим. К сожалению... Со студентами нам придется отдельно поговорить, они в курсе всей ситуации, которая сложилась на их глазах.

Алена Сычева:
Очень жаль: за время Вашей работы появилась особая Питерская школа анимационного кино со своим обликом и стилевыми особенностями…

Константин Бронзит:

Вы можете назвать какие-то громкие имена наших студентов? Нет, вряд ли. Они сделали выдающиеся фильмы? Нет, к сожалению, я этим не могу похвастаться. И это тоже одна из причин, почему мы уходим из университета.

Алена Сычева:
Значит, Вы не довольны результатами работы Вашей мастерской?

Константин Бронзит:

Да, действительно, мы, все преподаватели, искренне недовольны. Мы ожидали большего. Тут, конечно, есть и моя доля вины как педагога. Что-то не получается, видимо…
На международном фестивале «Крок», который в этом году собрал студентов из самых разных стран, я начал беседу с ними с признания, что мне всю жизнь было стыдно за свое кино. Я рад, что некоторым студентам тоже за свое кино стыдно: это значит, что для нас не всё потеряно. А когда я стал преподавать, мне стало стыдно не только за свое кино, но еще и за работы своих учеников, понимаете? Я осознал, что подписался на двойной стыд. Там страдаю, тут страдаю... Я устал от этого, буду страдать только за себя.

Алена Сычева:
Какого результата Вы хотели бы добиться?

Константин Бронзит:

Очень простого результата: иметь на выходе дипломы, за которые не очень стыдно. На моем веку, из двух мастерских, таких дипломов было всего два. Это очень мало.

Алена Сычева:
Какие это фильмы?

Константин Бронзит:

Диплом, которым в этом году защитилась Полина Степанова – «Морошка» и фильм Ришата Гильметдинова «Закон жизни» из моего предыдущего выпуска. Больше похвастаться нечем. Это мало, мне кажется. Может быть, я не прав, но за девять лет жизни…

«Закон жизни»



Алена Сычева:
А каково отношение студентов к профессии? Насколько они серьезно относятся к процессу обучения?

Константин Бронзит:

Этим тоже, к сожалению, трудно похвастаться. Знаете, как правило, процент такой: из 12-14 человек, которые обычно составляют творческую мастерскую, по-настоящему рвение проявляют два-три студента. Может, это обычный показатель, но как это может вдохновлять? Сколько можно? Знаете, есть замечательное выражение, что настоящий учитель не тот, кто учит, а тот, у кого учатся.

Алена Сычева:
Или: «Ничему нельзя научить, но всему можно научиться»?

Константин Бронзит:

Совершенно верно. Особенно в такой эксклюзивной профессии, как режиссура. Подозреваю, что один из самых правильных способов и путей взращивания учеников – метод, грубо говоря, Сократа. Когда за учителем идут те, кто хочет. Он не набирает группу, они сами идут за ним. Я считаю, кому надо – тот от меня научится.

Алена Сычева:
То есть Вы открыты для консультаций, индивидуальных занятий, бесед? К Вам может обратиться любой начинающий режиссер анимационного кино с просьбой посмотреть сценарий или уже готовый фильм?

Константин Бронзит:

Однозначно! По мере возможности, конечно, я стараюсь помогать всем, кто обращается. Это я без всякого пафоса давно всем говорю. Я искренне ощущаю своим долгом посмотреть такого человека; это часть профессии, к которой у меня такое отношение.

Алена Сычева:
Судя по студенческим работам, сначала Вы даете задание сделать рекламный ролик, затем – музыкальный клип, и только потом – некую самостоятельную историю, которая становится их дипломом?

Константин Бронзит:

В первом полугодии мы учились быстро разрабатывать какой-то скетч, набросок, этюд на 20-30 секунд. Это может быть реклама. Потом мгновенно переключались на музыкальные этюды. Это не буквально музыкальное видео. Задание таково: надо профессионально соединить изображение с музыкой, чтобы все это дружило.

Алена Сычева:
Причем, это не должна быть буквальная экранизация песни: видео может быть об одном, а песня – немного о другом, как у выпускницы Вашей первой мастерской, Полины Никифоровой?


«Здравствуй, сестра»



Константин Бронзит:
Совершенно верно.

Алена Сычева:
По программе международного фестиваля «Крок» было заметно, что зарубежные студенты, в отличие от наших, часто обращаются к темам смерти, болезни, старости, навязчивых страхов, к разным патологиям; любят заливать экран кровью… Почему наши режиссеры делают доброе кино? Иван Максимов говорит, что он, во-первых, не берет ребят, которые стремятся делать агрессивное и злое кино, а во-вторых, бьет по рукам, если студенты пытаются делать такое кино.

Константин Бронзит:

Правильно делает, я с ним согласен. Даже не знаю, как бы я себя повел. Наверное, так же как и Ваня, но мне, видимо, повезло: я с такими желаниями у ребят не сталкивался ни на экзаменах, ни в процессе обучения.

Алена Сычева:
Значит, Вашим студентам хочется делать доброе, светлое, позитивное кино. Как думаете, это влияние традиции или следствие обучения?

Константин Бронзит:

Думаю, это традиция. Нужно сказать «спасибо» нашим «Винни-Пухам» и «Ёжикам в тумане». Наши режиссеры, конечно же, смотрели сериал «Том и Джерри», но при этом четко ощущали, даже будучи детьми и подростками, что это не наше кино, не наша традиция, нам это не близко.

Алена Сычева:
Скажите, как идет работа над Вашим новым проектом?

Константин Бронзит:

Третий год я делаю свое кино. Я очень отличаюсь от того же Вани Максимова, который каждый год делает фильм. У меня так не получается.

Алена Сычева:
Это не связано с финансированием?

Константин Бронзит:

Нет-нет, мне самому нужно время. Это не сознательная установка, это, слава Богу, получается естественным путем. Как правильно однажды сказал Юрий Борисович Норштейн: «Каждый раз задача должна повышаться».

Алена Сычева:
То есть с опытом легче делать фильмы не становится?

Константин Бронзит:

О чем и речь, становится сложнее, потому что задача повышается. Иначе быть не должно. И поэтому сейчас мне чудовищно сложно, особенно по структуре фильма, но я, кажется, выруливаю, и более-менее все будет в порядке.

Алена Сычева:
О чем этот фильм?

Константин Бронзит:

Этот фильм, который будет называться, скорее всего, «Мы не можем жить без космоса», о двух космонавтах, об их дружбе, о драме, которая произойдет в конце концов. Жанр фильма – драма, что является исключительным случаем для анимации. Мультипликационные фильмы, сделанные в жанре драмы, можно сосчитать по пальцам. Я не хотел специально делать драму. Мне однажды пришла в голову идея, она захватила меня, я стал разрабатывать и понял: я же в драму вляпался!.. Ну, вляпался – так вляпался. Это интересно, но и невероятно сложно. Более того, эти космонавты никуда не полетят, все действие происходит в центре подготовки к полетам.
Это будет фильм длиной пятнадцать минут, что для меня много. Я никогда за рамки девяти-десяти минут не вылезал. А тут все пятнадцать, для меня это чудовищно большое кино.

Алена Сычева:
Больной вопрос: как обстоят дела с финансированием проекта?

Константин Бронзит:

Да, это больной вопрос. Мы подавали заявку на госфинансирование, я уже сбился со счета, три или четыре раза. Короче, мне не давали денег. Кругом, я понимаю, мои коллеги возмущались, поскольку многим не давали, но пока меня это никак не тормозило. Студия «Мельница», слава Богу, мне немного помогала, пока я находился на стадии разработки сценария. Раскадровки, аниматика… На эту работу ушло два года. Грубо говоря, эта работа была сделана за счет студии и за свой счет. И тут, в конце концов, когда я подошел к моменту начала производства, то на четвертый или пятый раз мне выделили денег. Вот, наконец-то, мне дали.

«На краю земли», 1998.


Алена Сычева:
Какой совет Вы могли бы дать начинающим режиссерам анимационного кино, как им выживать в профессии?

Константин Бронзит:

Хороший вопрос. Я иногда думаю об этом. Знаете, у меня такое искреннее ощущение, что мне в конце 80-х не было проще. Студий, занимающихся анимационным кино, почти не было. Но как-то же я вылез. Сейчас работает больше студий. Поэтому грызущий землю – вылезет. Извините за банальность: талант пробьет себе дорогу, - талант, трудолюбие, страсть. Сегодня мне кажется, возможностей больше, хотя в чем-то стало сложнее, но надо бороться, и всё получится.

«Уборная история – любовная история» («Lovatory – Lovestory»), 2007 - российский номинант на премию Оскар-2009 года в номинации «Лучший короткометражный анимационный фильм».


Алена Сычева:
Не первый год кинематографисты игрового кино обсуждают проблему сценариев. В анимации тоже остро стоит вопрос нехватки сценариев и хороших сценаристов?

Константин Бронзит:

Сценарист, работающий для анимации – случай единичный, исключительный. На мастер-классе, проведенном в последний день кинофестиваля «Крок», я сделал особый акцент на сценарии и сценаристах. Режиссура и драматургия – это разные профессии.

Алена Сычева:
Значит, надо обращаться к профессиональным и хорошим сценаристам…

Константин Бронзит:

…но к кому? Их просто нет. Замкнутый круг. Первый вопрос, с которым я обратился к участникам мастер-класса: «Ребята, как вы думаете: как отличить хороший сценарий от плохого? Как понять? Какова формула?». Каких только версий не наслушался в ответ. А единственный правильный ответ, который, конечно, никто не произносит: «Никак». Нет никакого рецепта. Никак никто никогда не поймет, хороший сценарий перед ним или плохой. Если бы был рецепт, мы бы так не мучились.
Тем не менее, существует единственный путь – показать этот сценарий человеку, коллеге, специалисту, который, в идеале, хотя бы чуть-чуть больше Вас понимает в этом вопросе. Самое главное: не другу, не маме с папой, а профессионалу. Это единственный путь, хотя тоже не залог успеха – и профессионал может ошибиться.
Консультация – единственный путь работы над сценарием. Только так: покажи до того, как начнешь снимать. Знаете, часто приходят советоваться уже с готовым кино, когда ничего уже не исправить… Всё ребята, проехали. А там была элементарная сценарная ошибка. Пришел бы человек со сценарием, я бы ему подсказал, что надо изменить.
Другого пути нет. И [Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации] точно так же мучается. И как любой режиссер, он основывается на своем чутье, на личном опыте, на профессионализме, на своих знаниях. Другое дело, что у него этих чутья и опыта хоть отбавляй. Но и он может облажаться. Никто от этого не застрахован.

Алена Сычева:
Нужно советоваться, но при этом не следует слепо следовать всем рекомендациям.

Константин Бронзит:

Конечно. Естественно, дальше наступает время собственной работы: принял – не принял советы, к чему-то прислушался… Тут и нужны твой личный опыт, знания и всё остальное.



Автор: Алёна Сычёва



источник: [Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
__________________
.
.

______________________________________
"
Самые наблюдательные люди — дети. Потом — художники". — Василий Макарович Шукшин

Последний раз редактировалось 3dbr; 27.10.2012 в 18:46.
3dbr вне форума   Ответить с цитированием
Эти 9 пользователя(ей) сказали cпасибо за это полезное сообщение:
112-112 (30.10.2012), daos (27.10.2012), DJ KOT (27.10.2012), ForestHeart (28.10.2012), oges (28.10.2012), protez (07.11.2012), Stan aka Vodka (27.10.2012), Ukko (27.10.2012), Антарес (30.10.2012)
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.



Текущее время: 18:02. Часовой пояс GMT +5.


Powered by vBulletin® Version 3.8.9
Copyright ©2000 - 2017, vBulletin Solutions, Inc.