Форум 2D Аниматор


Вернуться   Форум 2D Аниматор > Анимация > Анимация > Статьи об анимации

Важная информация

Ответ
 
Опции темы
Старый 17.05.2010, 00:40   #1
3dbr
Местный
 
Аватар для 3dbr
 
Регистрация: 10.11.2008
Адрес: Донецк
Сообщений: 1,898
Сказал(а) спасибо: 2,725
Поблагодарили 3,968 раз(а) в 1,081 сообщениях
3dbr на пути к лучшему
По умолчанию Приготовьтесь, идет волна плохих фильмов

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации] [Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]saltt.ru saltt/node/887

«Приготовьтесь, идет волна плохих фильмов»


[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации], [Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]/12 мая 2010
Худрук популярного мультсериала «Смешарики» Анатолий Прохоров с современными российскими аниматорами не церемонится — всех посылает на телевидение. Именно телеиндустрия, считает он, поможет отечественной анимации выйти из кризиса, в котором она сидит уже 20 лет. Сам он сейчас в соавторстве запускает новый мультипликационный проект про Россию, который, как обещает Прохоров, затронет зрителя за живое не хуже сериала «Школа». О подробностях интригующего проекта Анатолий Прохоров умолчал, зато «Соли» удалось расспросить его о самых важных явлениях российской анимации эпохи нулевых.


«Мы первые с Татарским начали твердить, что мультипликация — искусство не только для детей, но и для взрослых». Фото: Ольга Сорокина / Соль


— Сегодня мультсериал «Смешарики» показывают несколько отечественных телеканалов: СТС, «Теленяня», «Россия–К» и «Домашний». А вот почему «Смешариков» нет, скажем, на телеканале «2×2», специализирующемся на анимации?
— Ну, во-первых, этот канал все же больше рассчитан на взрослую аудиторию. А, во-вторых, нужно брать в расчет его редакционную политику. Пока, как известно, он покупает все достаточно дешевое. Впрочем, дело даже не в дешевизне, а в том, что «2×2» хочет выделиться как российский канал преимущественно для взрослой мультипликации. Хотя мы с Сашей Татарским уже лет двадцать тому назад твердили, что мультипликация — искусство не только для детей, но и для взрослых. Сегодня анимационных сериалов для взрослых много, анимационных телеканалов — тоже, но вот искусства там недостаточно.

— Говоря про дешевые приобретения, вы имеете в виду некачественную анимацию?
— На телеканале «2×2» очень много некачественного, хотя есть и действительно качественные вещи. Например, «Симпсоны». Это первый мощный случай, когда мультсериал был создан как жесткая социальная сатира. Он очень сильно продвинул представление взрослого сообщества о возможностях мультипликации. В советское время у нас тоже была сатира, хотя и не такая жесткая: например, знаменитый
мультфильм «История одного преступления» [Федора] Хитрука. Но одно дело — 10-минутный фильм, а другое — сотни часов мультсериала. Как известно, сегодня делается еще 250 новых серий «Симпсонов», и это здорово. За рубежом есть много интересной мультипликации. Но канал «2×2», как мне кажется, не разобрался со своей редакционной политикой и показывает вообще все, что ни попадет ему под руку.

«South Park — это лакмусовая бумажка для измерения градуса ханжества в обществе. Градус ханжества вообще в мире очень велик, а в России зашкаливает».


— А во время скандала, едва не вызвавшего закрытие телеканала «2×2», вы на чьей стороне были?
— Скажу так: в принципе, не должно быть никакой цензуры и никаких преференций в выборе того, что именно показывать. Более того, контент определенной остроты и маргинальности, благодаря социологическому анализу предпочтений телезрителей, выявляет массу «ценностных спазмов» российского общества. Например, хорошо известно, что мультсериал South Park — это лакмусовая бумажка для измерения градуса ханжества в обществе. Градус ханжества вообще в мире очень велик, а в России (как и в странах третьего мира) — зашкаливает. У нас, например, не принято говорить с детьми на какие-то «тревожные» темы (например, о смерти и сексе). Постоянно звучат истеричные призывы о том, что нельзя показывать в мультфильмах насилие. А вы посмотрите «Том и Джерри» — как жестоко они там веселятся. Но для них это органично, потому что это такой жанр — мультклоунада. Когда на арене цирка в клоунской репризе Юрий Никулин бьет огромным молотком своего партнера Михаила Шуйдина, тот падает, как мешок, а Никулин с глуповатым изумлением подходит к нему и осторожно пинает его ногой — мы все смеемся, потому что понимаем правила жанра. В этом смысле мы проверку сериалом South Park не прошли.

— «Мы» — это те, кто решает, что и в какое время показывать российскому зрителю?
— «Мы» — это российское общество в целом. Но основная проблема не в том, в какое время и что вещать, а в том, что мы не можем предложить зрителю отечественные мультсериалы, которые могли бы сравниться по социальной остроте с South Park. Ребенок в принципе не может говорить все время с одними и теми же персонажами. Он ищет разных героев в разных мультфильмах. Но в стране сегодня нет проектов, которые могли бы догнать по популярности американские мультсериалы. Сейчас наша студия «Петербург», помимо «Смешариков», собирается запустить несколько новых проектов (с новыми героями), действие которых отчетливо происходит в России. Но это не должны быть банальные картинки российских городов. Просто у зрителя постоянно должно быть ощущение, что речь идет о России. Нам нужно добиться того, чтобы без лишних объяснений зрители чувствовали, что эти события нигде, кроме как в России, произойти не могут. Это очень интересный для меня проект, но его крайне трудно воплотить в жизнь.

— Может, расскажете сейчас какую-нибудь сценарную изюминку будущего проекта?
— Нет, потому что мы только-только приступаем к работе. К тому же, это очень непростая задача, поэтому мне не хотелось бы раскрывать карты раньше времени. Скажу лишь, что мы задались целью сделать все так, чтобы маленький человек, посмотрев наш мультфильм, пусть ничего и не сказал после просмотра, но чтобы у него в кишках было ощущение, что это — наше, это — про нас.

— По-вашему, кто из российских кинорежиссеров снимает так, как вы говорите?
— Вот пример, вокруг которого уже бились все, — сериал «Школа» [Валерии Гай Германики]. Отчего такой сыр-бор, почему подняли такой нервический визг (в частности, учителя)? Потому что они кишками почувствовали, что это про нас — вот и пошла, что называется, эндокринная реакция. Некоторые тут же обиделись за свою профессию, но, по-моему, все понимают, что в любой профессии (будь то журналистика или медицина и т. п.) есть гении, есть подвижники, а есть уроды. Но то, что сериал «Школа» получился про нас — это все сразу ощутили.
Хотя зритель вообще-то старается не узнать себя на экране. Ведь если я, например, не дай Бог, пойму, что это я — такой подлый и такой трусливый Яго (а вовсе не благородный мавр), мне придется что-то делать с собой. А это такая тяжелая моральная работа! Поэтому цель искусства — добиться, чтобы человек все-таки смог узнать себя в героях фильма, более того, чтобы ему было от этого мучительно больно. Это и есть катарсис.

«Норштейн — это эпоха. В мире нет подобных ему режиссеров. Это не просто профессиональный талант, это другой тип бытия — не социальный, а сакральный».


— Мне кажется, анимация тоньше чувствует, как нужно снимать «про нас», нежели игровое кино. И тогда получаются волшебные, трогательные анимационные драмы.
— На самом деле, драма в анимации удается с трудом. Редкие драматические мультфильмы в мире — на вес золота. Например, 8-минутный фильм «Отец и дочь» голландского режиссера Майкла Дадока де Уита, получивший «Оскара» в 2001 году. Это лирическая миниатюра, но в финале она достигает такого драматизма! Пример открытого драматизма — это «Сказка сказок» Юрия Норштейна. Или его же, но уже как пример закрытого драматизма, — «Цапля и журавль». Мои самые любимые фильмы — тоже его: «Сказка сказок» и «Ежик в тумане». Тут я не одинок, а, как говорится, един со всем человечеством, потому что оба эти мультфильма находятся в списке лучших мультфильмов всех времен и народов — № 1 и № 2, соответственно. Норштейн — это эпоха. В мире много разных режиссеров, но подобных ему нет. Потому что как бы ни были глубоки его фильмы (а все они очень глубокие), его собственная ежедневная жизнь собрана в такую глубину проживания, которая неизмеримо глубже любых его фильмов. Это не просто профессиональный талант, это другой тип бытия — не социальный, а сакральный. Даже [Дмитрию] Лихачеву и [Андрею] Сахарову такое не снилось.

— Мы говорили про драму в анимации. Александр Петров, по-вашему, не пример мультипликатора, работающего в жанре драмы?
— Петров с Норштейном пока рядом не лежит. Петров — замечательный художник, замечательный труженик, который не изменяет своему стилю художников-передвижников. Но это его и обедняет. На мой взгляд, лучший фильм Александра Петрова — «Корова» по рассказу Платонова. В нем есть (должен признать, в этом вы правы) открытый и мощный драматизм. Зато другие его работы уже переходят в мелодраматизм: «Сон смешного человека», «Русалка». И все это, извините, с уклоном в православие, так что иногда напоминает [Никиту] Михалкова (в хорошем смысле этого слова). Петрову пока что очень не хватает возраста. Если он будет жить долго (на что я очень надеюсь), то через 5-10 лет начнется его эпоха. Он сможет создать в анимации не только драму, но даже высокую трагедию.
Миша Алдашин способен создать сильную драму. Например, его картина «Рождество» — чудесный фильм, полный закрытого драматизма. У Кости Бронзита начинается интересный перелом после его легких комических фильмов, получивших безумное количество наград. Костя по наградам — просто чемпион от анимации (даже Норштейн столько не получал). Его коротенький фильм «На краю земли» собрал больше 70 международных призов. И вот сейчас Бронзит поворачивается в сторону более драматического анимационного кино. В его не до конца получившемся (но, тем не менее, номинированном в прошлом году на «Оскар») кино «Уборная история — любовная история» уже есть момент трагикомический: момент человеческой боли, человеческой любви в самом неподходящем месте.

— Хочу вернуться к разговору о ханжестве. Разве сериал «Масяня» не был таким проектом, который обнаруживал градус ханжества нашего общества?
— Тут очень интересная ситуация. Интернет-сериал «Масяня» был настолько маргинальным, что его широкий зритель и не смотрел. Хотя до сих пор появляются какие-то новые его эпизоды, этот сериал так и не вышел за весьма узкие рамки контркультуры. Мир Масяни был, конечно же, безгранично далек от обыденности усредненного телезрителя, но на самом деле он не бросал ей вызов. Масяне просто нечем было задеть ханжу в каждом из нас. А когда Масяня появилась на телевидении (в передаче Леонида Парфенова), она оказалась между двух зрительских стульев: для интернет-пользователей она потускнела, а для телеаудитории — не набрала какой-то специфической (и всегда конформистской) телеяркости.
В этом смысле, Интернет — очень важная сфера. Он сильно меняет общество. Интернет — это вид онлайнового театра: ты надеваешь маску и становишься неким персонажем. Когда-то, лет 15 назад, я даже написал статью о том, что такое сетевое искусство. Не искусство, представленное в сети, а сетевое искусство, порожденное возможностями Сети. Интернет очень близок к социальному театру. Социологи мне на это ответят, что жизнь и есть социальный театр (как у Шекспира, «весь мир — театр»). Но такую яркую комедийность (даже буффонаду), которая есть в Интернете, не встретишь в современном театре жизни. Буффонада — это тип поведения клоуна. Клоун паясничает, передразнивает, хочет показаться ниже. Отсюда в Интернете «падонковский» язык. Отсюда жесткое выплескивание на всех и каждого своего неприятия, которое люди в себе таят.
Помните римскую пословицу: «О мертвых — либо хорошо, либо ничего»? В Интернете она переворачивается с точностью до наоборот. В Интернете о событии пишут либо плохо, либо ничего. О хорошем событии не пишут: типа западло — за редким исключением профессионалов, которые должны обозреть это событие. В этом смысле Интернет — очень важная, меняющая жизнь сфера странного искусства. Или, скажем по-другому, очень странная сфера художественной культуры. А то, что это сфера художественной культуры (помимо всего прочего) — это абсолютно точно.

«Мистер Фримен — это инфернальный клоун онлайнового театра. Но, в отличие от «Масяни», Mr. Freeman — это четкий баланс смыслов и изображения».


— Интересную тему вы подняли. Вам наверняка знаком сетевой персонаж по имени Мистер Фримен и его мультики?
— Да, конечно. Для меня, кстати, загадка: его русский автор сделал или Мистер Фримен — это зарубежный фильм с переводом?

— Кажется, у него русские корни.
— Ну, тогда это просто круто! Я видел первый ролик, он просто блестящий, потом смотрел несколько разных. Мне кажется, появление этого персонажа очень симптоматично. Это подтверждает мои тезисы об онлайновом театре. Перед нами — герой-маска, черно-белый клоун. В цирке, как вы знаете, есть белый клоун, и есть рыжий клоун. Так вот, Мистер Фримен — это клоун черный, инфернальный, который играет с инфернальными вещами-понятиями. С точки зрения и теории искусства, и культурной антропологии — это очень глубинный характер.

— Выше вы говорили о том, что зритель не любит, не желает себя узнавать на экране. Mr. Freeman действует жестче: он раздевает зрителя и оставляет его лицом к лицу с самим собой. Но посмотрите, какая, несмотря на это, у него популярность.
— Все так. Я не знаю, нашелся ли у нас хоть один искусствовед, который обратил внимание на этот феномен и посвятил ему серьезное исследование. Хотя в случае с Mr. Freeman`ом это сложно. Его провокация требует в ответ не простого понимания текста, а поступка зрителя, который именно в этот момент и перестает быть зрителем. Но зато становится человеком. А профессиональное исследование любого искусствоведа поступком не является — это всего-навсего акт профессиональной обыденности. Поступок — это выход за рамки. Mr. Freeman предлагает выйти за рамки всей жизни. Mr. Freeman, к тому же, очень убедителен графически. Меня это изумило. Когда я впервые его увидел, то решил, что это западный персонаж: он очень стильно сделан, а у нас в России стильных произведений искусства очень мало.

«Когда я показал первые серии «Смешариков» Олегу Куваеву, автору Масяни, он сказал: «Я и не знал, что так можно делать во «флеше».
Иллюстрация: [Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]


— Однако студий, которые занимаются флеш-анимацией, достаточно много.
— Первым в России работать во «флеше» стал Олег Куваев в своей «Масяне». Она, как вы помните, сделана в такой примитивной манере. Когда я показал Олегу первые серии «Смешариков» (а там полноценная, что называется, «околодиснеевская» рисованная мультипликация), он сказал: «Я и не знал, что так можно делать во «флеше». Потом, погрустнев, добавил: «Если я без работы останусь, вы меня к себе аниматором возьмете?» (У него в то время как раз были трудности с «Масяней».) Я ответил: «Если подучишься, возьмем».
Я рассказал это к тому, чтобы было понятно, что программа «флеш» — это всего лишь технический инструмент. Он не дает мозги, чувство стиля, не дает культурного бэкграунда и понимания художественного контекста. Наконец, «флеш» не дает того градуса попытки быть хоть чуть-чуть более честным, что есть у Mr. Freeman`а. Я, например, иронично (но, как мне кажется, точно) определил жанр мультика «Масяня»: это слегка анимированная радиопьеса, в которой самое интересное — это текст Масяни и ее тембр голоса (семплированный голос самого Куваева). В отличие от «Масяни», Mr. Freeman — это четкий и продуманный баланс смыслов и изображения.

«На мой взгляд, то, что называется сегодня ручной анимационной мануфактурой, — это на 80% профнепригодно, а на 20% — с фестивальным уклоном. Все это вскоре уйдет».
Иллюстрация: [Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]


— В «Смешариках» такой баланс тоже есть. Как была придумана форма героев?
— Смешариков придумал наш художник, один из пяти авторов сериала, — Салават Шайхинуров. Придумал он этих милых странных существ совсем для другой работы — как изображение для коробки шоколадных конфет. Это был заказ дизайнерскому бюро, в котором он работал. Но потом эти кругляшки ему так понравились, что он решил не отдавать их и оставил себе. Так они стали жить в его голове. Наш режиссер Денис Чернов утверждает, что Салават как-то сильно объелся и (в соответствующем настроении) нарисовал обожравшихся животных. Мне эта легенда нравится, хотя сам Салават немного на нее обижается.

— «Смешарики», а также «Гора самоцветов» — сегодня самые популярные мультсериалы. Хотя в последнее время стал набирать обороты мультик «Маша и медведь». Что вы о нем скажете?
— На общем уровне российской мультипликации он выглядит очень симпатично, но, опять же, там есть проблема со сценарием: одни серии идут хорошо, другие проваливаются. Но, повторяю, по российским меркам этот сериал занимает положение значительно выше среднего. Потому что средний уровень сегодняшней российской мультипликации очень низок.

— Подождите, а как же якобы наметившийся расцвет? В начале нулевых государство вспомнило про мультипликацию и объявило о финансовой поддержке. В 2005 году на фестивале анимационного кино в Суздале мы уже смотрели большое количество интересных картин. Ну, и плюс, наша полнометражная анимация стала появляться на экранах кинотеатров.
— На самом деле никакого расцвета нет — не надо выдавать желаемое за действительное. 1990-е годы были для нашей анимации сплошным провалом (особенно вторая половина десятилетия). Тогда вообще не было студий. На плаву удерживался только «Пилот», который мы втроем (Саша Татарский, Игорь Ковалев и я) создали в 1988 году. Конечно, и в то время появлялись замечательные фильмы — Гарика Бардина, Миши Тумели, Миши Алдашина, Вани Максимова.
В нулевые стало просто больше режиссеров. Пришло новое поколение — прежде всего, ученики «Пилота», ученики Татарского: Сережа Меринов, Лена Чернова, Олег Ужинов, Андрей Соколов, Степа Бирюков и другие. Они-то и известны сейчас, фильмы у них хороши. Но это крошечные фильмы, которые незаметны на телевидении. А между тем, ученики «Пилота» — это именно те люди, которые а) достойны и б) обязаны делать классные мультсериалы. Чтобы их замечательное видение мира, чтобы их профессионализм стали достоянием всех детей. Как это сделать? Показывать их сериалы по телевидению. Правда, этих сериалов пока еще нет... По счастью, эти режиссеры уже не «белоручки». Они не говорят, как раньше до них говорили: «Сериалы? Фу. Я не буду их делать, я буду снимать только то, что мне нравится». Это слова тех, кто делает кино для фестивалей. Но я таких авторов, нацеленных только на фестивальную орбиту, называю «самоутвержденцами» (даже еще не «самовыраженцами»!).

— Говорят, для Александра Татарского не было слова более ругательного, чем «самовыражение».
— Да, он не понимал, когда кто-то из авторов говорил, что делает кино только для себя. Потому что такие высказывания — это поза. Если у тебя есть желание создавать мультфильмы, значит, ты рассчитываешь на то, что их кто-то увидит. В любом случае, ты снимаешь не в пустоту, а все равно чувствуешь своего зрителя.
В нашем анимационном сообществе по-прежнему есть сильный перекос в сторону самовыраженческого кино при почти брезгливом отношении к жанровому кино. Это такая старая протестная нота. Я понимаю, в советское время был протест: «Не хочу делать ту фигню, что навязывает мне «Союзмультфильм», а хочу делать свое кино». Но то, что происходит сейчас в этом «своем кино», — непрофессионально. Получается, скорее, «никакое кино», как точно назвал его Даниил Дондурей [кинокритик, главный редактор журнала «Искусство кино»]. Не хочешь работать по заказу — иди и делай свой фильм на коленке, а потом выкладывай его в Интернет. Вот Mr. Freeman — он же не просит денег у государства. И Норштейн не просит. Тогда почему те псевдоавторы из анимационного сообщества просят деньги у государства на свое, интересное только им, кино? Какое они имеют на это моральное право, если им хочется только лишь выразить себя, а не поддержать мощную волну интересного, увлекательного, умного, талантливого, тонкого, нехалтурно сделанного, но предъявленного широкой публике кино?

— А телеканалы, со своей стороны, готовы без кнута отдавать под мультипликацию эфирное время?
— Да, готовы. Хотя платят наши телеканалы производителям мизерные деньги! Ну что ж, пока мало платят — надо искать инвесторов. Правильно еще в середине нулевых сказал тот же Дондурей: «Это туфта, что в кинематографе нет денег. Деньги есть — нет двух вещей: сценаристов и режиссеров».
Тогда еще было мало продюсеров, но сейчас их уже больше. Сейчас у нас в кинематографе постепенно устаканивается продюсерский подход. В этом смысле перевод всего финансирования из Минкульта в кинофонд (то, на что у нас все киносообщество так ополчилось) кажется мне хорошей идеей и сдвигом к лучшему хотя бы просто потому, что система финансирования из Госкино была, ну как бы это помягче сказать, очень непрозрачной и очень неэффективной. Попытка поддержать модель продюсерского кинематографа, на мой взгляд, имеет смысл: пусть теперь продюсеры бьются за ярких сценаристов и значимые проекты, отрабатывая деньги, взятые в долг у государства. То же самое, по идее, должно бы произойти в анимационной индустрии. Но — у нас «нетю» индустрии. У нас на всю Россию — три с половиной индустриальных студии. Ну не позор ли?

— Три с половиной студии — это «Петербург» («Смешарики»), «Мельница» (анимационная трилогия о богатырях и «Лунтик»), «Пилот»...
— На «Пилоте» сейчас трудные времена настали. Студия, в отличие от «Мельницы» и «Петербурга», почему-то не может работать на рынке, и это ее колоссальный минус. Потому-то большинство режиссеров сегодня и ушли из «Пилота» — там для них работы нет.

— «Пилот» — это третья полноценная студия в списке или «с половиной»?
— «С половиной». Есть еще одна студия, о которой пока трудно сказать, что она полноценная. Точнее — она индустриально полноценная, но пока что — как курица без головы: бегает и не знает, что делает. Это ЦНФ — раньше «Центрнаучфильм», а теперь «Центр национального фильма». Это студия игровых и документальных фильмов, а с некоторых пор там есть еще и большое отделение анимации. Но об этой студии мало кто знает. Пять лет она делала полнометражный анимационный фильм «Три солнца» по какой-то чукотской поэме. Ну и что, где этот фильм? Так и не вышел, а огромные деньги Госкино списаны... Наконец, ЦНФ домучила фильм «Белка и Стрелка», который недавно вышел на экраны. И не самый плохой фильм, надо сказать. Так что ЦНФ имеет тенденцию становиться (поскольку у нее там много народу) индустриальной. Если ей еще приделать голову, будет вообще здорово.

«Постепенно из моря разных по качеству фильмов будут появляться жемчужины, и, в конце концов, мы получим пирамиду, вершиной которой станут лучшие авторы-мультипликаторы».
Фото: Ольга Сорокина / Соль


— Всего три с половиной индустриальных анимационных студии — сейчас. А дальше-то что будет?
— На мой взгляд, то, что называется сегодня ручной анимационной мануфактурой (когда нет студии, а все делается на коленке, и «коленка» эта на 80% — профнепригодная, а на 20% — с фестивальным уклоном), все это вскоре уйдет. Наступит эпоха выстраивания подошвы индустриальной пирамиды. Готовьтесь к тому, что появится большое количество фильмов, не всегда хорошего качества. Но постепенно из этого моря фильмов будут появляться жемчужины, и, в конце концов, мы получим пирамиду, вершиной которой станут лучшие авторы-мультипликаторы. В Японии, например, по такому же принципу выросли лучшие авторы аниме. У нас — Норштейн, Хитрук, Назаров, Бардин-старший, которые поднялись над подошвой производственной пирамиды под названием «Союзмультфильм».
Все, что сегодня нужно нашей анимации, — это выстроить другую индустрию: новую по масштабу, по скоростям производства, по системе профессионального образования, по способам добраться до зрителя. У нас есть талантливые режиссеры, во многом, конечно, благодаря «Пилоту», который пронесся сквозь эти 20 лет и соединил советскую эпоху с нынешней. Надо понимать, что все имеет свое историческое время формирования. Мы живем в переходном для отечественной анимации периоде, а он не может закончиться всего через два-три года после того, как начался. Но я уверен, что из той муки, что мелют сегодня жернова российской мультипликации, получится что-то новое и интересное. Сегодня наша анимационная индустрия только-только начинается.



оригинал статьи saltt/node/887
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации] [Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
__________________
.
.

______________________________________
"
Самые наблюдательные люди — дети. Потом — художники". — Василий Макарович Шукшин

Последний раз редактировалось 3dbr; 22.05.2010 в 23:00.
3dbr вне форума   Ответить с цитированием
Эти 8 пользователя(ей) сказали cпасибо за это полезное сообщение:
alex_mart (17.05.2010), AnemoLeto (02.06.2010), BarbedFrog (17.05.2010), bcat (17.05.2010), grisha1900 (28.12.2012), Indeyetz (20.05.2010), Хвосточка (20.05.2010), ЧАРЛИ (22.05.2010)
Старый 17.05.2010, 03:50   #2
serg2
Местный
 
Регистрация: 31.08.2007
Сообщений: 5,016
Сказал(а) спасибо: 3,282
Поблагодарили 4,230 раз(а) в 1,800 сообщениях
serg2 на пути к лучшему
По умолчанию

название топика и статьи смущает ....и опять бессмысленный постулат, что мы живем в переходный период, а то что для человека загадка, то что мр. Фриман наш или забугорный - как то вообще растворяет доверие к его отношению к мультипликации. Ох уж эти мультипликаторы - вечные дети )) максималисты
__________________
hasher
serg2 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.05.2010, 00:04   #3
ARTSPACE
Новичок
 
Аватар для ARTSPACE
 
Регистрация: 14.05.2010
Сообщений: 24
Сказал(а) спасибо: 8
Поблагодарили 6 раз(а) в 3 сообщениях
ARTSPACE на пути к лучшему
По умолчанию

спасибо, интересно!
__________________
Привет мультипликаторы!!!
ARTSPACE вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.



Текущее время: 02:56. Часовой пояс GMT +5.


Powered by vBulletin® Version 3.8.9
Copyright ©2000 - 2018, vBulletin Solutions, Inc.